Поиск и подбор лечения в России и за рубежом

ЗАПРОС на ЛЕЧЕНИЕ

    Введите заболевание, фамилию доктора, страну или название клиники и нажмите ИСКАТЬ

    Последние запросы: Отит фокальная терапия Мальформация Аллергия Аллергия Алкоголь Алкоголь Александр Бок Акушерство

    Современная нейрохирургия в клинике Шарите

    Интервью с профессором Питером Вайкочи
    Экспертное мнение
    Для того, чтобы получить консультацию профессора Питера Вайкочи или записаться на приём, заполните специальный запрос или свяжитесь с оператором на сайте (в чате или по телефону).

    Центр нейрохирургии университетской клиники Шарите долгие годы успешно лечит заболевания периферической и центральной нервной системы. Высокий экспертный уровень и несколько тысяч операций ежегодно - это то, чем привлекает все новых пациентов команда нейрохирургического центра Charite - Universitatsmedizin Berlin. Директор клиники нейрохирургии - опытный профессор, выдающийся нейрохирург Питер Вайкочи (Peter Vajkoczy).

    Основные направления лечения:

    • Цереброваскулярные заболевания;
    • Заболевания позвоночника и спинного мозга;
    • Опухоли головного мозга и основания черепа;
    • Заболевания периферических нервов;
    • Функциональная нейрохирургия / терапия боли;
    • Детская нейрохирургия.

    Профессор Питер Вайкочи дал эксклюзивное интервью проекту Меднавигатор.ру, в котором рассказал о преимуществах лечения зарубежных пациентов в клинике Шарите.

    Клиника Шарите имеет мировую известность, мнение зарубежные пациенты стремятся попасть именно в Ваше отделение нейрохирургии, в берлинскую клинику Шарите. Что отличает отделение нейрохирургии, и можем ли мы говорить о лидерстве в техническом плане?

    Особенность нашей клиники в том, что это самая большая авторитетная нейрохирургическая клиника в Европе, здесь ежегодно делается больше 5000 операций в год, около 800 детских операций. Специалистами накоплен колоссальный опыт в комплексном лечении нейрохирургических заболеваний, операционные оснащены по последнему слову техники: интраоперационная диагностика, МРТ и КТ, нейронавигация, нейромониторинг, микроскопы, современная ангиография... Также Шарите - это одна из ведущих клиник в Европе, которая проводит научно-исследовательские работы такого масштаба. Здесь широко используются миниинвазивные методы для лечения патологий головного мозга и позвоночника, а том числе и безоперационные.

    Какие современные методы диагностики доступны пациентам, приезжающим на лечение? Позволяют ли последние разработки более детально изучить опухоли, расположенные в труднодоступных местах?

    Важная часть лечения - это не просто диагностировать опухоль, а точно определить ее характеристики и понять, какие функции головного мозга могут быть затронуты при удалении и минимизировать риски возможных осложнений. У нас есть технологии, которые позволяют проводить деликатные операции, как можно меньше затрагивать нервы и здоровые ткани, проводить мониторинг важных функций головного мозга, избегая их повреждений. Интраоперационная диагностика позволяет хирургу принимать взвешенные решения по время сложных операций, удалении опухолей в труднодоступных местах. Например, Awake-surgery - это важный этап пробуждения пациента, чтобы проверить сохранность речевой функции во время операции.

    Примечание. Метод, который упоминает профессор, Awake-surgery (операция с пробуждением), позволяет решать сложнейшие нейрохирургические задачи максимально эффективно. Краниотомия в сознании особенно востребована, если опухоль находится в непосредственной близости с речевым центром головного мозга. Во время операции хирург стимулирует определенные участки мозга, предлагая пациенту речевые задания. Доктор ведет нейрофизиологический мониторинг, следит за реакцией пациента на манипуляции и определяет точные границы хирургического вмешательства. Такой подход сводит к минимуму риск послеоперационных нарушений речевой и двигательной функций. 

    Как Вы считаете, любая ли опухоль опасна и нужно ли удалять каждую опухоль головного мозга?

    Безусловно, злокачественные опухоли головного мозга нужно удалять. Они представляют серьезную опасность для пациента. За доброкачественными опухолями можно наблюдать: в какой области они находятся, как себя проявляют, увеличиваются ли в размерах, не давят ли на структуры мозга, отвечающие за жизненно важные функции. Если новообразование не растет и не причиняет никаких неудобств пациенту, не опасно для жизни - тогда мы можем рекомендовать наблюдение.

    Пациенты в России и странах СНГ довольно часто сталкиваются с вердиктом "Неоперабельно". Какую альтернативу предлагает клиника Шарите таким пациентам? Как нам известно, в Германии успешно оперируют даже самые сложные случаи.

    Сперва нужно изучить документы пациента, провести при необходимости диагностику, чтобы понять, почему ему отказали: у врачей не хватает опыта в таких операциях, опухоль в труднодоступном месте, плохое общее состояние пациента, риск повредить важные функции мозга или близлежащие сосуды... Для этого требуется тщательная диагностика. Но если отказ связан с тем, что опухоль находится в труднодоступном месте и у местных врачей еще мало опыта в выполнении таких операций, то в Клинике нейрохирургии Шарите мы действительно можем предложить свою помощь: здесь накоплен богатый опыт по хирургии труднодоступных опухолей с отличными результатами. Тем более, есть много видов опухолей, которые раньше считались неоперабельными, но теперь с помощью новых методик успешно удаляются, например, при помощи стереотаксической радиохирургии.

    В нашем понимании неоперабельная опухоль - это когда риск при удалении превышает 20%. Бывает так, что в начале операции мы думаем, что опухоль неоперабельна, но потом находим способ её удалить без вреда для пациента. Стараемся в любом случае - если кто-то сказал, что опухоль удалить невозможно, то это только подстегивает нас как профессионалов, мы стараемся сделать невозможное и прооперировать, используя наши лучшие ресурсы.

    Есть много методов в нейрохирургии - радиотерапия, хирургия, сосудистые вмешательства, химиотерапия, медикаментозная терапия... Как именно происходит выбор методики в клинике для каждого пациента? И может ли радиохирургия заменить скальпель во всех случаях?

    В основе лечения лежит индивидуальный подход к каждому пациенту. Поэтому каждый отдельный случай обсуждается на консилиуме, где присутствует хирург, радиотерапевт, химиотерапевт, невролог и другие узкопрофильные специалисты. Решается, что будет лучше для пациента. Если радиологи говорят, что эту конкретную опухоль эффективнее и безопаснее всего удалить с помощью стереотаксической хирургии, то так и поступаем - все это обсуждается комплексно и решение принимается коллективно. Радиохирургия и обычная хирургия ни в коем случае не конкурируют, а используются в комплексе: традиционная хирургия дает более полный доступ к операционной зоне, Кибер-нож позволяет удалить опухоль неизвазивно и высокоточно, минимально затрагивая здоровые ткани. Часто мы комбинируем методы, чтобы найти для пациента наилучшее решение. Кибер-нож для удаления опухолей слухового нерва (акустическая невринома, шваннома) демонстрирует действительно высокие показатели эффективности. Или например, при аденоме гипофиза 95% операций мы выполняем трансназальным доступом. Всё решается индивидуально.

    Профессор Вайкочи, как мы знаем, ваше отделение также занимается пациентами с неврологическими расстройствами, в частности, эпилепсией. В каких случаях осуществляется хирургическое лечение эпилепсии? Как пациенту понять, нужно ли оперативное вмешательство?

    Разные виды эпилепсии, очаговая и диффузная, предусматривают разный подход к лечению. В данном случае пациент должен сперва пройти диагностику, чтобы выявить причину эпилептических приступов. Если приступы вызываются опухолью головного мозга, то после ее удаления проходят и симптомы. Если операбельных опухолей и аномалий в головном мозге не обнаружено, то совместно с неврологами мы определяем, какие именно участки мозга вызывают приступы. Для такой диагностики используется современное оборудование, обычно на это требуется около 10-14 дней, в программу входит мониторинг видеоэлектроэнцефалограммы ЭЭГ, неврологический осмотр, МРТ мозга и другие необходимые процедуры. И после обследования можно провести операцию. Чаще всего операция делается в том случае, когда приступы нельзя контролировать медикаментозной терапией. 

    Пациентов с болезнью Паркинсона Вы тоже оперируете?

    Когда к нам обращаются пациенты с болезнью Паркинсона, сперва мы направляем их на диагностику (занимает 3-4 дня), и если совместно с неврологами принимается решение о необходимости операции, то вмешательство проходит в нашем отделении, а затем пациент возвращается на контроль в отделение неврологии. Наши департаменты тесно сотрудничают. 

    Такие операции действительно дают хороший результат: если раньше врачи проводили ее только в случаях, когда пациент не реагирует на медикаментозное лечение, то в настоящее время мы пришли к выводу, то лучше проводить операцию в самом начале - тогда болезнь не прогрессирует так быстро. Задача нейрохирурга здесь - тщательно спланировать операцию, определить место для размещения электродов, провести операцию, исключив возможные осложнения. Электроды помещают под кожу и подключают к так называемому водителю ритма (pacemaker). Затем корректируются оптимальные настройки стимуляции.

    Какую помощь могут получить в Германии пациенты с невралгией тройничного нерва, уже безуспешно прошедшие несколько протоколов лечения у себя на родине? 

    Для пациентов с невралгией тройничного нерва мы также сперва предлагаем детальную диагностику и разрабатываем план лечения болевого синдрома или лицевых спазмов. В Германии мы рекомендуем оперировать невралгию как можно раньше, поскольку медикаменты чаще всего дают кратковременный эффект. Наши показатели успеха операции - это 90% при устранении болевого синдрома, до 80% в снятии спазмов. Есть небольшой риск того, что хирургическое вмешательство не поможет (не более 10%), и около 2% возникновение побочных эффектов. Но в любом случае, операция оправдана: 90% - это очень высокий шанс успеха. Есть 3 метода операции невралгии лицевого нерва: микроваскулярная декомпрессия тройничного нерва, применение стереотаксической хирургии Кибер-нож, а молодым пациентам мы предлагаем трансназальный метод радиочастотной абляции.

    Пациенты с редкими нейрохирургическими болезнями часто интересуются лечением за рубежом. Как в Германии обстоит дело с лечением болезни Моямоя? Можно ли говорить о полном излечении или только об улучшении качества жизни пациента?

    Болезнь Моямоя входит в мою профессиональную сферу интересов, я уже долго занимаюсь изучением и лечением этой патологии. Это хроническое цереброваскулярное заболевание, связанное с сужением артерий. На данном этапе полностью болезнь вылечить нельзя, но основную опасность для таких пациентов представляет нарушение мозгового кровообращения и риск инсульта. Если пациент приедет в клинику Шарите, после диагностики я проведу процедуру шунтирования, чтобы улучшить кровоснабжение головного мозга и предупредить возникновение инсульта. Функционирование байпасса можно в дальнейшем проверять на родине при помощи МРТ.

    Какой случай из вашей практики вы описали бы как "Мне удалось сделать невозможное"?

    К нам один раз поступил пациент с аневризмой головного мозга размером 6 см, риск летального исхода без операции составлял 80%. Обычно диаметр аневризмы не более 6 мм, здесь были все 6 см, это относится к группе гигантских аневризм. (примечание: к гигантским аневризмам причисляют все аневризмы, чей диаметр превышает 2,5 см). Я провел пациенту операцию по шунтированию артерий головного мозга, на сегодняшний день пациент полностью излечен. Случай по-настоящему был сложный и опасный... но совсем не предел.

    Получить консультацию профессора Питера Вайкочи или записаться на приём вы можете, если заполните специальный запрос или свяжитесь с оператором на сайте (в чате или по телефону).

    Получить консультацию