Поиск и подбор лечения в России и за рубежом

ЗАПРОС на ЛЕЧЕНИЕ

    Введите заболевание, фамилию доктора, страну или название клиники и нажмите ИСКАТЬ

    Последние запросы: ишемическая болезнь сердца Профессор Кристоф Рангер казахстан саркома капоши шиба Радиохирургия Синдром Поланда Травмы костей и суставов целинский Ишемическая болезнь сердца

    Индивидуальные протоколы лечения рака в Берлине

    Интервью с ведущим онкологом и гематологом клиники Вивантес
    эксперт-онколог
    Если человек не уверен, что на родине его правильно лечат и при этом у него нет финансов для лечения за рубежом - можно обратиться для удаленной консультации, чтобы проверить корректность схемы лечения.

    Профессор Эрнст Шпэт-Швальбе - медицинский директор клиники Вивантес Шпандау, всемирно известный врач-онколог в области комплексного лечения рака различной локализации. Доктор Шпэт-Швальбе возглавляет команду высококвалифицированных специалистов по лечению раковых и гематологических заболеваний, эксперт в области паллиативной и внутренней медицины. Многие пациенты стремятся попасть на лечение именно к профессору Шпэт-Швальбе - доброжелательное отношение и выдающийся ум привлекают пациентов со всех уголков мира. Регулярно в отделении онкологии лечатся и больные из России и стран СНГ.


    "Я специалист по гематологии и онкологии, медикаментозному лечению различных опухолей. Это не значит, что я занимаюсь только медикаментозной терапией, моя задача - направить пациента в правильное русло, составить грамотный план лечения, чтобы он не ходил от врача ко врачу. Сюда входит и операция, и химиотерапия, лучевая терапия, другие методы лечения. Ко мне часто обращаются пациенты, которые только что услышали неприятный диагноз и не представляют, с чего им начать и в каком направлении двигаться."

    Какие достижения Вашего отделения ежегодно привлекают пациентов со всего мира? Какие прорывы в медицине Вы бы назвали важнейшими за последнее время?

    Самое важное достижение онкологии за последнее время - это внедрение и развитие иммунотерапии. Это не новый метод, но весьма перспективный. С самого начала мы набирали опыт в этой сфере, на сегодняшний день накоплена всесторонняя доказательная база - мы хорошо осведомлены о побочных эффектах, знаем, как с ними бороться. Еще одна интересная сфера онкологии - это таргетная терапия рака, каждый месяц в этом направлении открываются новые мутации раковых клеток, разрабатываются новые препараты. Например, более 30 лет назад, когда я еще только начал работать, было известно только 2 вида рака легких- мелкоклеточный и немелкоклеточный, и для них использовалось 2 типа химиотерапии. Лет 10-15 назад были открыты различные подтипы карциномы легкого, а в настоящее время выявили уже больше 10 мутаций, для каждого вида разработано несколько видов лекарств, превосходящих стандарты терапии.  

    Открытие мутаций рецептора эпидермального фактора роста EGFR у больных с немелкоклеточным раком легких заслуженно считается значимым достижением в онкологии за последние годы. Алектениб (Alektenib) успешно используется для лечения пациентов с распространенным ALK-положительным немелкоклеточным раком легкого, ранее не получавших лечения АЛК-ингибиторами. Важно правильно совмещать различные препараты между собой, комбинировать их с химиотерапией. Раковые клетки постоянно меняются, поэтому и терапия рака должна быть гибкой.

    Принцип общий для всех раковых заболеваний. Есть виды рака, для которых химиотерапия не играет роли - например, рак почек. Иммунотерапия и здесь приходит на помощь. Препарат Кабозантиниб (Cabozantinib), ингибитор тирозинкиназы, был одобрен FDA для лечения рака почки. Я думаю, что следующие 15-20 лет онкология будет развиваться именно в этом направлении.

    Ваша клиника славится высокоэффективной и точной диагностикой. На какой срок обычно приезжают зарубежные пациенты для онкологического обследования? Например, для подбора правильной схемы иммунотерапии. 

    Если проверять препарат один за другим, оценивать реакцию опухоли на каждый отдельный медикамент, то для этого требуется 3-4 недели. Возможности высокопроизводительного секвенирования нового поколения (англ. next generation sequencing, NGS) сокращают необходимое время до 5-7 дней. В нашей клинике проводится множество исследований, от обычной гистологии и ПЦР до НГС и молекулярного профилирования опухоли. В среднем, пациенты приезжают к нам из других стран на 7-10 дней, включая МРТ, КТ, лабораторные анализы. Многие проходят обследование, уезжают назад, а спустя 10 дней возвращаются для обсуждения результатов. Если пациент слабый и тяжело переносит переезды, то можно остаться в Германии на 2 недели. Названные мной сроки касаются только этапа диагностики, а время лечения зависит уже от того, какой рак мы обнаружим, какую схему лечения определим.

    Нужно ли пациенту привозить в клинику свои стекла с гистологией и проходить повторный пересмотр результатов биопсии в Германии? 

    Практика показывает, что лучше привозить стекла с собой. По нашему опыту, в 1 случае из 3 диагноз был поставлен неверно. Могут быть небольшие неучтенные нюансы, от которых будет зависеть протокол лечения.

    Какими новыми достижениями и прорывами в лечении гематологических заболеваний отделения клиники Вивантес вы гордитесь? 

    Для лечения хронического лимфолейкоза успешно применяется препарат ибрутиниб. (прим. Ибрутениб показан взрослым пациентам, ранее получившим уже минимум одну линию лечения ХЛЛ или как первая линия лечения при наличии определенной мутации, если есть противопоказания к химиотерапии). Другое лекарство для ХЛЛ - это венетолакс, сильный селективный ингибитор антиапоптозного белка В-клеточной лимфомы. Механизм действия здесь немного другой, и исследования показывают положительный результат. При хронической лейкемии наша цель - отойти от химиотерапии и применять прпараты с минимальным количеством побочных эффектов. 

    Острая лейкемия развивается довольно быстро, поэтому в клинику обычно приезжают пациенты, у которых уже было начато лечение. Когда они сюда поступают, наши возможности снижаются: например, ранее пациент прошел уже несколько линий лечения, зачастую не всегда корректных. И в Германии для них остается единственный вариант - трансплантация костного мозга. ТКМ в Вивантесе не проводится, в таком случае мы сотрудничаем с клиникой Шарите. 

    Также много пациентов приезжает с лимфомой, тогда мы проводим химиотерапию, пересадку стволовых клеток. Важно, чтобы в самом начале было проведено правильное лечение, при этой болезни лечение зависит от стадии, это определяет выбор препаратов. Сейчас используется два новых метода лечения - иммунотерапия Брентуксимаб ветодин для лимфомы Ходжкина, которая дает шанс продлить жизнь пациентам с рецидивом заболевания. Второй новый метод лечения это - CAR-T клеточная терапия, представляющая собой введение пациенту его собственных Т-лимфоцитов с присоединенным рецептором, который распознает опухолевые клетки. Другой механизм. Эта терапия сейчас в начале развития, она дорогостоящая и ее в Германии практикуют только университетские клиники.

    В чем, на ваш взгляд, основное преимущество лечения онкологических заболеваний в Берлине?

    Я всегда планирую минимум полтора часа на первый прием пациента, первый контакт - это очень важно, позволяет увидеть полную картину. Второе - врач должен ставить цель и проверять верность направления, анализируя результаты. Если мы видим, что линия лечения не работает, то меняем ее. В странах СНГ пациенты лечатся у разных врачей, и не всегда понятно, почему одну терапию начали и затем бросили - это никем не перепроверяется. Здесь один специалист ведет больного на протяжении всего лечения. Люди подмечают это, говорят, что ни один доктор не потратил на меня столько времени, он действительно интересуется мной. Пациенту важно чувствовать, что он в надежных руках и у грамотного специалиста.

    Если человек не уверен, что на родине его правильно лечат и при этом у него нет финансов для лечения за рубежом - можно обратиться для удаленной консультации, чтобы проверить корректность схемы лечения. Самый хороший вариант - когда человек приезжает для получения второго мнения не с кипой документов, а с одним-двумя листами, где четко отражено все пройденное лечение: к такому врачу будет больше доверия. Хороший онколог знает, что нужно другому онкологу для составления второго мнения о проходящем лечении, и если я вижу, что в документации проблема, есть незаконченное лечение или препараты, назначенные без повода, то к лечащему врачу снижается доверие. Для этого необязательно ехать в Германию. Как онколог с более чем 30-летнем стажем я могу поделиться мнением о корректности терапии, но если вижу по КТ, что диагноз отличается от поставленного, пациенту следует об этом знать. В таком случае лучше будет пройти диагностику в нашей клинике и на основании новой диагностики определить лечение. 


    Как записаться к профессору Шпэт-Швальбе на прием или для получения удаленной консультации? Это можно сделать любым удобным для Вас способом. Обратитесь к консультанту в чате, позвоните по номеру телефона +7 (925) 50 254 50, заполните форму запроса или форму ниже.
    Получить консультацию